проект Алины Алексанянц и Милы Колпакчи
"Папа из пробирки"
Первая статья из цикла " Дети и их непринятые семьи" .

Мы просто рассказываем о сложных ситуациях, которые могут складываться в необычных, с точки зрения обывателей, семьях.


Сегодня мы поговорим о том, как в лесбийской семье говорить с малышом об отце, если ребенок был зачат методом искусственного оплодотворения.

Не во всех семьях есть отцы, в некоторых их никогда не было и не будет. Вполне естественно у ребенка однажды возникнет вопрос: «Где мой папа?»

Этот вопрос особенно актуален для семей, где в супружеских отношениях состоят две женщины.

Ко мне за помощью обращаются пары, в которых оба родителя одного пола. В большинстве - это лесбийские семьи. Если детей у них нет, то рано или поздно этот вопрос поднимается. Чаще всего девушки прибегают к помощи доноров или искусственному оплодотворению.

Одна из них забеременела, родился малыш, подрос. И вот из детского сада или с детской площадки он приносит вопрос: «А где мой папа?»

Как ты думаешь, как объяснить маленькому человеку такую щекотливую ситуацию с его появлением на свет? Я знаю такие пары, которые стараются увести ребенка от этого вопроса, методом переключения: " Ты посмотри, какая птичка летит!" Насколько семье полезно, когда родители уходят от ответа?

Мила Колпакчи
системный семейный психотерапевт

Алина Алексанянц
детский психолог, психотерапевт
Отец - важная фигура в жизни ребенка. Причем, как для мальчика, так и для девочки. Знание о том, что он был, дает ребенку понятное представление о собственном появлении на свет. И тогда в этой истории для него не будет белых пятен.
Хорошо, но как сказать ребенку, что его зачали в пробирке? И что мама с папой даже знакомы не были?

Мила Колпакчи
системный семейный психотерапевт

Алина Алексанянц
детский психолог, психотерапевт
Здесь важно признать факт, что пара выбирала отца своего будущего ребенка. Они просматривали анкеты, изучали подноготную мужчины – донора: социальный статус, внешность. Можно сказать, что они своеобразно, но знакомились. И то, что зачатие произошло в результате искусственного оплодотворения, сути не меняет.

Можно рассказать малышу такую историю – придумала ее по ходу нашего разговора: «Мама и Оля (имя партнерши) очень хотели тебя. Но дети без отцов не появляются, поэтому я нашла замечательного мужчину – красивого, умного, смелого, который стал твоим папой. Я очень благодарна ему, за то, что у нас есть ты. Но так сложилась жизнь, что кроме тебя, нас с ним ничего вместе не держало, и мы расстались.

Это большое счастье, что теперь у нас в семье есть самый чудесный и неповторимый мальчик, наш сын".
Интересная идея! Я еще подумала, что ребенку ответить, если его в садике спросят: "А где твой папа?" Наверное, самым простым ответом было бы "Мама с папой разошлись, папа с нами не живет".

Пока я тебя слушала, то вспомнила: часто ЛГБТ девушки (я сейчас опираюсь на случаи из своей психотерапевтической практики) негативно относятся к мужчинам. Особенно, если у одной из них в жизни был опыт физического или психологического насилия. Как в этом случае рассказать ребенку о "папе-доноре"? Ведь если к мужчинам много ненависти, то это все равно проявится – в голосе, мимике, жестах. И хорошие слова тогда будут выглядеть как ложь…Что делать в таком случае?

Мила Колпакчи
системный семейный психотерапевт

Алина Алексанянц
детский психолог, психотерапевт
Если одна или обе женщины будут транслировать негатив по отношению к отцу ребенка – ничего хорошего не жди. Как жить и развиваться мальчику, если его мужская сущность отрицается самыми важными для него людьми?

Что касается девочек… Хорошо, если в паре любящие отношения, где вторая женщина или близкие мужчины, проявляют мужественность и заботу, помогают девочке адаптироваться к социуму. Но если одна из партнерш транслирует ненависть к мужчинам, то это лишний груз для ребенка. И уже не так важно, в какой семье это происходит, в гетеросексульной или гомосексуальной.
Получается, пока женщина полна ненависти и страха перед своими насильниками, ребенок находится в зоне риска. На мой взгляд, лучшее, что можно сделать в такой ситуации - это пройти личную психотерапию.

Мне это напоминает инструкцию в самолете: «В случае разгерметизации салона кислородную маску нужно сначала надеть на себя, потом— на ребёнка».

Мила Колпакчи
системный семейный психотерапевт

Алина Алексанянц
детский психолог, психотерапевт
Да, это именно так и выглядит.
Хотелось бы и о позитивном. Как ты думаешь, есть ли преимущества у ребенка, рожденного в лесбийской паре?

Мила Колпакчи
системный семейный психотерапевт

Алина Алексанянц
детский психолог, психотерапевт
Есть. Этот ребенок сто процентов желанный. Вариант: «Я случайно забеременела», - невозможен. Мне нравится, что беременность в таких парах чаще - осознанное решение, к которому готовы обе партнерши. И тогда ребенок будет чувствовать себя любимым и важным, а это необходимая база для дальнейшего благополучного развития.
Точно! Тут вариант: «Ой, я залетела, давай жить вместе» не прокатит.

Кроме того, девушки могут выбирать и привлекать к воспитанию ребенка мужчину - друга семьи, спортивного тренера, дедушку. И здесь тоже много осознанности и взвешенного подхода…

Мила Колпакчи
системный семейный психотерапевт

Алина Алексанянц
детский психолог, психотерапевт
Ребёнку хорошо жить в любви. И это главное.
Made on
Tilda