"Кукольные истории" проект Алины Алексанянц и Ольги Пыховой
Дневник мамы
С благодарностью участнице, которая поделилась своими переживаниями и мыслями во время работы в группе. Этот текст не претендует на статус литературного произведения. Это текст - реальные записи реального человека, в которых я изменила пару фраз и имя ребенка. Может фразы и не всегда складные, но они настоящие.


Из дневника участницы группы: «…Для меня это важно. Я расслабляюсь и чувствую, что здесь работаю над отношениями с ребёнком. Концентрируюсь только на этом, а не на оценке со стороны…»
Страница дневника. «Сейчас, август 2014».
Всё время вертится на языке:
Самое главное в этой группе – ощущение безопасности во время встреч, общения со своим ребенком при участии людей, которые помогают понять, в чём трудность. В итоге понимаешь, что трудность не наша общая, а моя личная, и в моём ребенке, как в зеркале, она отражается.
Благодаря работе в группе я могу:
• Дать ребёнку понять, что со мной безопасно, я хочу помочь решить проблему. И вместе мы ищем выход.
• Делиться с детьми своими переживаниями: «Я вижу, что у тебя так, а у меня тоже так…. (страшно, обидно…). Я обычно поступаю в этих случаях так – то и так – то…
• Учусь вместе с детьми разбирать поведение своё или других детей в детских компаниях. «Ты поступил так, а Ваня так… Как ты думаешь почему, для чего, зачем..? А как ты думаешь, еще можно поступать, реагировать, отвечать и т.д. Это благодаря историям про Катьку и Петьку.
• Думать, чувствовать, понимать, что происходит в отношениях. Искать точки соприкосновения и диалога. Поняла, что это может быть безопасно и не страшно.

Из записей на полях после работы в группы:
Пресловутая родительская конкуренция. Двигатель образовательно – воспитательной индустрии. Боюсь попасть в её жернова. Одновременно хочется найти выход из бесконечного дискомфорта, когда тебе нечем гордиться за своего ребёнка.
1. Начало
Перед консультацией до начала группы.
Немного нервничаю. Не знаю, как при ребенке говорить о проблемах. Как сформулировать свои волнения, которые присутствуют, но назвать их трудно.

После консультации у другого психолога понимаю про отсутствие эмоционального контакта с детьми, с мужем, родными…

Ладно, не буду об этом думать. На месте что – нибудь соображу. Хотя ничего в голову не лезет. Вдруг покажусь дурой… вообще, наверное, я часто кажусь дурой… Но часто и умной…

Об этом тоже не буду думать.

Вообще, Света чудесная, думаю, Алине она тоже покажется чудесной.. Точно. Уверена. Она, наверное, скажет мне об этом. Я буду гордиться…

Важно ли, что скажет?

На консультации.
Света легко общается с Алиной. Проблем никаких. Может группа мне для развлечения? Конечно, если бы не энурез, не тратила бы деньги! Хотя мне интересно. Думаю, что будет все весело.
Заполняю анкету. Пишу много, вроде, все понятно. Что – то опять проблемы с запросом. Запрос плохо формулируется - звучит неважно и нелепо. Если бы не энурез…

Конец консультации. Мы вместе. Всё благополучно. Ребенок доволен. Я тоже.

Едем домой. Света в воодушевлении. Ей очень все понравилось.
Начинается раздражающая меня активность. Типа хамства, вседозволенности, выпендрежа «Ну, я хочууууу…» и т.п.
Думаю о том, когда у Светы еще есть рядом взрослый, который ее принимает (подружки, которые смотрят её в рот или угодливая бабушка), то она ведет себя так же (типа развязанности, хамства…).
Например, в лагере… Интересно, что это…
Помню это чувство. Это когда можно делать все, что хочешь. Но мама терпит – терпит и «обламывает».
2.
Ожидание группы.

Очень ждет. Каждый день спрашивает, когда в театр.
Я: Ура! Глаза горят – хоть чего – то ребенок страстно хочет.
Пятница.
Узнает, что нужно для театра сделать маски. С удовольствием садится и делает. Даже палочки сама прилепила.

Суббота.

Девочки-подруги пришли в гости. Делают разные маски. Пока девочки дома – терпит. Но когда уходят, расстраивается, что у одной из девочек красивая маска. Хочет так же.
Раздражает это. Не знаю, что сказать. Говорю, что мне её маски нравятся, настроение передают.
Алина озвучивает тему грубости.

Я: Это все о нас. Света часто груба.
Получаю лист с вопросами о грубости. Вообще в панике. Не знаю, что писать. Хотелось бы услышать какую – то теорию. Когда проблематично почувствовать, стремлюсь что – то почитать об этом. Хотя, наверное, над этим надо работать самостоятельно. Досадно, что про грубость Алина почти ничего не рассказала.
Грубость. Я очень остро воспринимаю грубость. Сама бываю часто груба.

Возвращение к детям.

Света ничего не ела. Вроде бы довольна. Позже выясняется, что она не ела, так как стеснялась открыть свои вафли. Вторую часть занятия без конца говорит, что хочет есть.

Я: Меня это раздражает. Терпи.

С чем ухожу:
Я очень устала, выжата, как лимон. Обострено чувство раздражения. На Свету в частности. В душе все «расковырено» и болит.

Мои выводы:
Свете трудно вступать в контакт с детьми, с взрослыми легче. Мне трудно с взрослыми, с детьми легче.
Моя проблема в том, что я не знаю о чем говорить. Начинаю выдавливать из себя всякие глупости, потом беспокоюсь о том, что обо мне подумают.
А у Светы… Почему ей трудно? Проблема идет красной нитью: в саду (ни с кем почти не играла), в школе (липнет к хорошо знакомым детям и бегает к брату, чем его очень достает).
Очевидно, что в классе ей тревожно –
может это она называет скучно…???

4.
Подготовка к занятию

«Я бедная лошадка,
Мне ничего нельзя,
Но мама мне сказала:
«Ты слушаться должна»…
Но я ведь не хочу.
Сочинила Света между занятиями. До сих пор плачу над этим творением.

На мои предложения готовить этюды говорит, что знает, что будет показывать. Репетируем. Испытываю острое желание навязать ей отработку этюда. Вижу, что она хорошо спонтанно играет. Как проживает. Задания делать сложно. С одной стороны некогда, с другой не могу себя заставить. Пытаюсь читать, искать информацию по теме, но не лезет…
Мозг переполнен, душа разрывается.
Испытываю грусть, что меня не воспитывали родители. Насколько легче мне было бы жить, если бы со мной разговаривали, обсуждали какие – то темы, которые на этих листочках…
5.
Занятие. Тема «Обида».

Обида. Здесь много обо мне. О моей маме. Только недавно научилась жить, не обижаясь демонстративно. Полезные листочки. Почему – то сразу думаю о себе, читая их, а не о Свете. Хотя у Светы всё как у меня. Информацию читаю, понимаю, но она для меня неполезна. Я не могу её применить на собственных детях. Такие советы и такие обсуждения, разговоры мне недоступны.

!!!Мне кажется это важным. Наверное, с этим надо идти на терапию. Я прочитываю. Умом всё понимаю, но применить невозможно. Теряюсь в ситуации.

Испытываю чувство вины перед Алиной за безответственное отношение к занятиям. О! Кстати! Сама, не терплю, когда родители не выполняют с ребенком мои задания.
Плохо подготовились. Вижу, что Алина не дает оценку нашей подготовке. Принимает это спокойно. ! Оценка будто для меня!

Для меня это важно. Я расслабляюсь и чувствую, что здесь работаю над отношениями с ребенком. Концентрируюсь только на этом, а не на оценке со стороны.
6.
Подготовка к занятию.

Игры не могу начать. Лениво – тягостно…
Начали играть на ходу. Свету захлестывают эти игры. Ей очень нравится. Требует еще и еще. Я этого не выдерживаю. Почему? Мне трудно держать правила игры. Она постоянно их нарушает. Еще не выдерживаю этой эмоциональной близости. Постоянно хочется прекратить игру…

Едем на занятие после перерыва.
Занятие про застенчивость.
При просмотре этюда про Катьку и Петьку у меня все сжимается внутри. Мне это очень откликается. То, как ведут себя Катька и Петька. А как просто общаются Аленушка и Иванушка – мне кажется это нереальным вообще.

Вспоминаю себя в детстве. В подобных ситуациях вела себя как Катька и Петька или вычурно кривлялась (Привет Свете!).

На вопрос, какое качество проявили Катька и Петька не могу подобрать слова вообще. Света сказала: «Они стеснялись». В точку попала. Ребенок эмоционально развит лучше меня…

Из записей на полях после работы в группы:

Истории про братьев и сестёр помогли мне в работе над эмоциями. Поднялись нравственные вопросы не только в жизни Светы, но и в моей соответственно.
Теперь я замечаю добрые дела и какие – то приятности от Светы в мой адрес и в адрес других детей, благодарю за них. Вижу, что от добрых дел ей самой радостно. Считаю это прекрасным результатом. Про добрые дела в жизни легко.
8
Последнее.
Когда начиналась группа, я думала, что буду заниматься со Светой точно по рекомендациям. То есть каждый день. В первое время так и было. В конце - я делаю всё в последний момент. И дело тут не в занятости. Например, на прошлой неделе было время, чтобы позаниматься. Дело в том, что эмоциональный контакт с ребенком, соприкосновение с её внутренним миром для меня ещё очень труден. Вот и отодвигаю на последний момент всё.

Света никогда не отказывается от подготовки к занятию. Делает всё с удовольствием. Меня в процессе раздражает, что она отвлекается, когда устает - кривляется, заваливает ширму. Почему – то, при встрече героев или когда она не знает что сказать, она начинает целовать всех подряд своей куклой. Если это собака, то лижет.

Когда мы начинаем репетировать этюды, я начинаю жутко скучать, особенно, когда не можем что – нибудь придумать. Зеваю, только и думаю о том, чтобы поскорее бы это закончилось.

Хотя эти этюды, а также консультации много рассказали мне о жизни, об отношениях, о чувствах.
Ещё хотела сказать, что при подготовке к этюдам мне очень трудно было не быть директивной.

Дневник и жетоны тоже начали «за здравие, а кончили за упокой». Мне как – то неинтересно было вечером садиться и выдумывать добрые дела, лишь бы что – то записать. Зато легко привнесла это в жизнь.

Из записей на полях после работы в группы:
Сейчас проанализировала, что этот навык (жетонный) «врос» в нашу жизнь.

Все- таки, самое трудное для меня в заданиях группы – это игры. Играла только на первой неделе. Точно не время здесь помеха.
В игре Света постоянно пытается нарушить правила в свою пользу. Если не ведет в игре, не выигрывает (не может договориться, угадать), то раздражается и сердится. Со всем этим справиться нет сил. И я все отодвигаю. Думала, что поиграю в игры после группы. Теперь не уверена… хотя в игру «Дождик» играю с ней каждое утро, когда бужу. Сама она тоже иногда вспоминает и делает мне дождик.

Сейчас стало стопроцентно лучше. Расслабилась и играю.
Конец. «Про энурез».
Еженочный энурез прекратился.
Когда происходит - накануне обязательно какое - то расстройство.

Я почувствовала, что потеря эмоционального контакта ведет к энурезу. Восстанавливаю контакт - энурез прекращается.

!!! Очень четко прослеживается связь энуреза с тем, когда я уделяю внимание её брату (уроки). Перебивает каждую минуту, пытается разными путями завладеть вниманием. Пишет мне задания, "посмотри, как я делаю". Это реально повторяется через каждую минуту.

На просьбу не отвлекать (100ую) обижается. Совсем одна и никто ее не любит. Страдания безграничны. Частые ссоры между детьми, разговоры на повышенных тонах.

После обострения ситуации с ревностью всегда бывает энурез.
Гипотеза: Свете, когда она описается, оказывается внимание. Она может прийти к нам в кровать. Я её успокаиваю, говорю, что ничего страшного.
Своеобразная компенсация родительского внимания?..
ПОСЛЕСЛОВИЕ

"Возможность родителей своими глазами увидеть и «прочувствовать каждой своей клеточкой» в чем их собственная трудность, как это влияет на ребенка, а потом понять, как они могут ему помогать–
ЭТО, на мой взгляд, ОГРОМНАЯ ЦЕННОСТЬ работы в этой группе.

Не суть, насколько родители станут более осознающими, чувствующими и понимающими, важно то, что они по – другому могут взглянуть на природу своих взаимоотношений с детьми, чуть больше узнать и понять себя и ребенка".

Алина Алексанянц

Хотите знать мои мысли на тему
детей, родителей и детско - родительских отношениях ?
Хотите быть в курсе новых программ и проектов?
Подпишитесь на рассылку и получайте от меня письма по субботам.
Made on
Tilda